Латвийская Рабочая гвардия. Часть 2. Забытые герои 1941 года

Авторы научной работы — Гусев Игорь Николаевич, Жагарс Эрик Адольфович


22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Германские войска вторглись на территорию Советского Союза, и с первых же часов война пришла на землю Латвии. В связи с переносом выходного на праздник Лиго, воскресенье 22 июня было в республике рабочим днём, и потому на предприятиях успели провести митинги, своевременно вышли газеты, были сделаны первые шаги для организации обороны. 24 июня 1941 г. Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление «Об охране предприятий и учреждений и создании истребительных батальонов» [1]. Задачей истребительных батальонов была борьба с диверсантами-парашютистами, которых гитлеровцы в большом числе забрасывали в тыл советских войск. Батальоны эти формировались под руководством партийных и советских органов и в оперативном отношении подчинялись органам НКВД, на которые возлагалась охрана общественного порядка на местах [2]. В Латвийской ССР, где ещё совсем недавно существовала Рабочая гвардия, принимались решения о восстановлении её батальонов, за которыми сохранялось их старое название (или же они именовались рабочими батальонами), хотя они призваны были выполнять ту же роль, что и истребительные батальоны в других прифронтовых районах Советского Союза. Группы рабочегвардейцев, использовавшиеся для несения охранной службы, в Риге, Елгаве, Тукумсе, Вентспилсе, Цесисе, Бауске, Талсы, Айзпуте, Кулдиге, Гриве, Абрене, Екабпилсе, Резекне, Лудзе стали создаваться уже 22-24 июня, формирование же на их основе рабочих батальонов началось 25-26 июня.


Рабочие завода Эренпрейса (Саркана звайгзне)

Ход формирования отрядов Рабочей гвардии можно проследить на примере Елгавского батальона. Утром 24 июня состоялось объединённое заседание бюро Елгавского городского и уездного комитетов компартии, на котором было принято решение создать при городском отделении милиции единый истребительный батальон Рабочей гвардии. К вечеру следующего дня он был в основном укомплектован. В состав трёх его рот вошли рабочие елгавских и расположенных вблизи города предприятий, бывшие бойцы Елгавского батальона Рабочей гвардии, молодёжь Елгавы и ряда волостей Елгавского уезда. В отряд вступили также комсомольцы из Литвы, которым удалось уйти от врага. Командиром батальона был назначен проректор Елгавской сельскохозяйственной академии Карлис Ульпе, а комиссаром стал преподаватель Елгавского учительского института Кришьян Жубитис, оба -- участники гражданской войны. Командиром одной из рот стал секретарь первичной партийной организации Елгавской льнопрядильной фабрики Р. Шнейдер, а командирами взводов – Х. Валнер, Я. Криевиньш, П. Рухман, Я. Вейланд, Ф. Мазиняйс и Гулевский. Всего 25-26 июня в батальон были зачислены 274 добровольца, в т.ч. 24 коммуниста и 34 комсомольца. По национальному признаку абсолютное большинство бойцов составляли латыши [3]. Гвардейцы расположились в многоэтажном доме на улице Светес, 27 (почти напротив Елгавского государственного учительского института). Здесь более опытные обучали военному делу молодёжь. Боевое крещение батальона состоялось уже 25 июня, когда в Терветском бору рабочегвардейцы разгромили вооружённую группу антисоветски настроенных повстанцев. В этом бою, в котором участвовали Фрицис Сиетиньш, Альфред Станкевич и Фрицис Мандейк, погиб сотрудник милиции А.Шмит.


Утром 27 июня батальон Рабочей гвардии оставил Елгаву. Об этом позднее вспоминал Паулис Цукурс: «Врезалось в память, как мы покидали Елгаву. Шли колоннами по обеим сторонам улицы. Оружие в боевой готовности, стволы направлены на окна домов – на случай, если диверсанты откроют огонь против нас. В то время все мы верили, что не придётся отступать дальше Риги» [4].


Лудзенская Рабочая гвардия, 1 мая 1941 г.

Резкая активизация действий латышских националистов потребовала создания в сельской местности специальных вооружённых отрядов, поскольку малочисленные кадры милиции были не в состоянии пресечь все вылазки враждебных элементов. Во многих мелких городах и волостях Латвии возникли добровольческие отряды партийно-советского актива. Оперативно действовавшие группы, численностью обычно по нескольку десятков человек, были созданы в Слоке, Салдусе, Скрунде, Бене, Блидене, Ливберзе, Ремте, Ауце, Салгале, Берзмуйже, Лимбажи, Джуксте, Яунсвирлауке, Трикате, Розены, Мазсалаце, Стайцеле, Руйиене, Аугшпилсе и других городах и волостях.


Автомобильный мост в Даугавпилсе, фото 1938 г.

К сожалению, в условиях неразберихи первых дней войны, не все благоприятные возможности были использованы для обороны. В Даугавпилсе, в крепости, хранилось оружие на целую дивизию -- английские винтовки. Красноармейцы ими пользоваться не умели, но зато жители города, прошедшие военную подготовку в латвийской армии, прекрасно знали, как с ними обращаться. Тем не менее, глава городской партийной организации Ф.Трейман послал в Ригу (!) две машины за оружием для активистов. Из Риги привезли 42 винтовки! Ранее существовавший батальон Рабочей гвардии из 600 человек, был распущен, их так никто и не собрал вновь. Также не восстановили отряд «гвардистов» из рабочего предместья на левом берегу, в Гриве, т.н. Илукский батальон (100 чел.), а ведь эти бойцы, прекрасно знавшие город и местные условия, могли оказать существенную помощь в обороне значимых военных объектов и прежде всего железнодорожного и автомобильного мостов через Даугаву. Эта стратегически важная переправа была захвачена диверсантами из полка «Бранденбург», которые в советской форме, под видом раненых, взошли на мосты и, перебив охрану, захватили их практически неповреждёнными. Благодаря этой удаче, гитлеровские части уже 26 июня сумели успешно переправиться через Даугаву и двинуться дальше, на северо-восток, развивая успешное наступление.


Бауский рабочий батальон, один из крупнейших в Латвии, из-за несогласованности указаний различных инстанций оказался практически парализованным. Прикрывая переправу через реки Мусе и Мемеле, рабочегвардейцы могли, по крайней мере, на несколько часов задержать продвижение немецких войск к Риге, однако недавно присланный первый секретарь уездного комитета партии Гринберг, не сумел организовать оборону мостов должным образом.


Военные действия на территории Латвии в начале войны

Но там, где имелись энергичные руководители, хорошие организаторы, боевые добровольческие отряды создавались достаточно быстро. Например, секретарь Лиепайского горкома партии Микелис Бука, сразу предложил: «Поедем на заводы, прямо раздадим оружие рабочим!» Именно в Лиепае рабочегвардейцы сыграли огромную роль при обороне города от гитлеровских войск, героически сражаясь плечом к плечу с красноармейцами и военными моряками. Своим упорным сопротивлением с 23 по 29 июня 1941 г. они сковали немецкую 291-ю пехотную дивизию с приданными ей частями усиления и нанесли гитлеровцам существенные потери в живой силе и технике [5]. Героическая оборона Лиепаи стала самым ярким эпизодом начального периода Великой Отечественной войны на территории Латвии.


Активное участие приняли рабочие добровольческие отряды в обороне Риги, которая уже в первый день войны подверглась бомбардировке, а в последующие дни фактически превратилась в прифронтовой город. В наступление на Ригу командование гитлеровской 18-й армии бросило силы двух армейских корпусов. С юго-запада к городу приближались части 26-го армейского корпуса, которые 29 июня заняли Елгаву. Основные силы 1-го армейского корпуса двигались на Яунелгаву, но его авангард (до двух механизированных полков), повернув на север, утром 29 июня через Бауску неожиданно прорвался в юго-западную часть Риги – Пардаугаву (Задвинье), куда 30 июня вступили и части 26-го армейского корпуса. Ещё раньше противнику удалось у Крустпилса, Ливаны, Даугавпилса захватить несколько плацдармов на правом берегу Даугавы. Части Красной Армии, отбиваясь от противника, отходили за реку.


В такой напряжённой обстановке проводилось формирование рабочих отрядов в Риге, когда на базе бывших подразделений рижской Рабочей гвардии было принято решение создать три объединённых батальона, по три роты в каждом. Утром 25 июня в ЦК КП(б)Л были вызваны 18 бывших бойцов и командиров интернациональных бригад, принимавших участие в боях в Испании, и с ними встретился первый секретарь ЦК КП(б)Л Я. Э. Калнберзин. «Тов. Калнберзин сообщил, что принято решение послать нас в батальоны Рабочей гвардии, которые находятся в стадии организации. Наша задача -- помочь их сформировать и поделиться боевым опытом, полученным в Испании», -- вспоминал об этой встрече Алберт Спаланс [6]. Там же участники боёв в Испании были разделены на три группы по шесть человек и направлены в соответствующие батальоны в качестве политруков или командиров рот, а также штабных работников. Рабочие отряды возглавили: 1-й батальон – командир А. Нарбатович, начштаба Г. Брозиньш (штаб находился в здании нынешней 22-й школы на ул.Бруниниеку, 10), 2-й батальон – командир К. Годкалн, начштаба К. Розенберг (штаб находился в здании нынешней Агенскалнской государственной гимназии на ул.Лавизес, 2а), 3-й батальон – командир Ф. Вейсенфелд, начштаба Я. Беникис (штаб – в здании напротив цирка, ул.Меркеля, 11), 25 и 26 июня в большой спешке происходило формирование батальонов -- бойцы брались на учёт, распределялись по ротам, взводам и отделениям. Командиры по своим старым связям собирали, кого могли. Быстро восстановить рижскую Рабочую гвардию в полном составе не представлялось возможным. В отряды рижских рабочегвардейцев вошло около 1000 бойцов.


Для усиления командного состава рабочих батальонов из командиров Красной Армии были назначены помощники командиров рот (ротами командовали рижские рабочие)[7]. «Вечером 26 июня, -- вспоминал участник боёв в Испании, заместитель командира 3-го батальона Жанис Фолманис (Грива), -- мы получили оружие -- винтовки, патроны, ручные гранаты и автоматы. Оружие было разных систем и устаревшее... Получение оружия приподняло настроение гвардейцев... Вся ночь на 27 июня прошла в лихорадочной работе. Гвардейцы учились обращаться с оружием, особенно с гранатами и автоматами, так как среди нас было мало таких, кто хорошо умел им пользоваться» [8].


Патрули Рабочей гвардии совместно с красноармейцами следили за соблюдением порядка в Риге, вели поиски диверсантов и парашютистов, сведения о высадке которых то и дело поступали из разных концов города и его окрестностей. В те дни рабочегвардейцы уничтожили несколько групп вражеских лазутчиков близ завода «Сарканайс квадратс», в районах Шмерли, Межапаркс и в других частях города [9].

Действия антисоветского подполья активизировались в течение дня 27 июня, когда город начали оставлять многие учреждения, в том числе милиция и управление НКВД. Рабочегвардеец Эльмар Ривош, мотоциклист-вестовой, вспоминает: «Я в разъездах по городу. На Московской [улице] становлюсь мишенью автоматического ружья. Даю полный газ и проезжаю без царапины. День подходит к концу. На площади между каналом и железнодорожной насыпью копаем себе окопы. Патрули приводят арестованных. Большинство отпускают, некоторых расстреливают… Есть, наверно, среди них невинные. Тяжело. Ночью перестрелка среди Красных амбаров [товарные склады в районе рижского Центрального рынка]. У нас есть убитые, но мы тоже ухлопали несколько молодцов» [10].

С первых дней войны в Латвии активно действовало пронацистское подполье, организация и деятельность которого координировалась германскими спецслужбами через своих сотрудников (Г.Целминьш, А.Пленснерс, В.Деглав и др.). Отряды, порой насчитывавшие по нескольку десятков боевиков, нападали на отступавших красноармейцев и расправлялись с пытавшимися эвакуироваться в советский тыл мирными жителями. В Риге, череда огневых точек у Центрального вокзала и вдоль главной магистрали города – улицы Бривибас свидетельствовала о том, что в последние дни июня 1941 года здесь велась организованная охота на людей. Впоследствии некоторые из этих отрядов преобразовались в «силы самоохраны», деятельность которых, по замыслу германских секретных служб, должна была быть кратковременной и ограничиться расправами с советскими активистами и еврейскими погромами, однако какой-либо существенной роли в контроле территории, оккупированной немецкой армией, для них предусмотрено не было.


Вид на Старую Ригу с церкви Св.Петра,фото 1938 г.

Оборонительные бои в Риге, это тема для специального исследования, которая нашла подробное освещение в ряде работ [11]. В ночь с 27 на 28 июня 1941 г. город оставило правительство республики, развернувшее свою деятельность в Валке, куда начали стягиваться многочисленные отряды партийно-советского актива. В Риге войск почти не было, кроме нескольких подразделений 22-й мотострелковой дивизии войск НКВД, офицеров и комендантской роты штаба округа. Во второй половине дня 27 июня было решено организовать оборону вдоль набережной реки Даугавы силами находившихся в городе бойцов Красной Армии и рабочих батальонов. На набережной рыли окопы, из булыжников возводили укрытия. Основные силы Рабочей гвардии во главе с командиром 1-го батальона А. Нарбатовичем во второй половине дня 27 июня расположились в районе понтонного моста, рядом с двумя ротами 5-го полка внутренней охраны НКВД. Там же разместился отошедший из Бауски отряд пограничников во главе с майором О. Крастыньшем [12]. Около рынка и железнодорожного моста позиции заняли гвардейцы 2-го рабочего батальона под командованием К. Годкална.


3-й батальон ещё утром 27 июня выехал на поезде из Риги и взял под охрану мосты и узловые пункты на шоссейных и железных дорогах в районе Икшкиле-Крустпилс (линия обороны по Даугаве), а также Кегумскую гидроэлектростанцию. Здесь бойцы этого батальона находились вплоть до 30 июня, не имея связи с Ригой и действуя по своему усмотрению. У Лиелварде они обнаружили повреждённый националистами паром. Рабочий с ВЭФа Волдемар Круминьш исправил его. Благодаря этому, удалось переправить через Даугаву, отходившую с боями 11-ю стрелковую дивизию. За спасение дивизии, В.Круминьш был награждён орденом боевого Красного Знамени.


27 и 28 июня через рижские мосты двигались отступавшие из Курземе войска, уходившее от врага гражданское население. К вечеру 28 июня в Ригу отошло управление 10-го стрелкового корпуса и несколько его значительно ослабленных в боях у границы подразделений. В 23 часа 30 минут командир корпуса издал приказ о приведении наличных частей в порядок, с тем, чтобы упорно оборонять восточный берег реки Даугавы. Отмечалось, что оборону необходимо «строить исходя из особенно прочного прикрытия Риги» [13].


С утра 29 июня развернулись ожесточённые бои в районе Пардаугавы (Задвинья) -- заречной части Риги -- между отходившими из Курземе войсками и прорвавшимися со стороны Бауски подразделениями гитлеровцев. В этих боях принимали участие рабочегвардейцы 2-го батальона. На некоторое время удалось задержать продвижение противника к мостам через Даугаву, которых гитлеровцы сумели достигнуть лишь к середине дня. Защитники города взорвали понтонный и Земгальский мосты. Железнодорожный мост подорвать не удалось из-за плохой подготовки к взрыву [14]. По этому мосту на правый берег сумел прорваться поддержанный пятью самоходными штурмовыми орудиями передовой немецкий отряд. В итоге боя к вечеру 29 июня положение удалось восстановить: пробравшийся в правобережную часть города противник был полностью уничтожен [15]. К этому же времени сапёрам 10-й стрелковой дивизии удалось повредить и железнодорожный мост [16], что лишило немцев возможности переправиться на правый берег Даугавы.


Бой в Риге 29 июня 1941 года

Позиции защитников Риги непрерывно обстреливались артиллерией и бомбились авиацией. Всю набережную и Старую Ригу затянуло дымом. В такой обстановке бойцы рабочих батальонов во взаимодействии с подразделениями Красной Армии держали оборону. Бой вылился в ожесточённую перестрелку через реку. У церкви Св.Петра был смертельно ранен командир 1-й батальона Рабочей гвардии Артурс Нарбатович.


Жанис Ламбертс, боец 7-го батальона Рабочей гвардии. В 1941 г. участвовал в защите рижских мостов, затем сражался в 191 стр. полку. Погиб под Москвой.


В течение дня 30 июня противник подтягивал силы и готовил переправу через Даугаву в районе острова Доле, в нескольких километрах выше Риги. Рабочегвардейцы в ночь на 30 июня покинули Ригу и направились в Валку. 1 июля 1941 г. начальник генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Ф. Гальдер в своём дневнике записал следующее: «На фронте группы армий «Север» все идёт согласно плану. Только в районе Риги передовые отряды 1-го и 26-го армейских корпусов, видимо, оказались в тяжёлом положении, которое сегодня несколько облегчилось…» [17]. В ночь на 1 июля из Риги стали отходить в направлении Сигулды также подразделения 8-й армии [18]. 1 июля вся Рига была захвачена немцами.


Отход рабочих батальонов и других добровольческих отрядов, созданных в разных районах Латвийской ССР, происходил совместно с частями 8-й и 27-й армий в основном по двум направлениям. В силу сложившейся на фронте обстановки 27-я армия отступала на северо-восток к Острову и Опочке, с задачей занять там оборонительный рубеж. Вместе с её частями двигались добровольческие подразделения, созданные в латгальских уездах. 8-я армия отходила на север -- в Эстонию, туда же направлялось большинство рабочих батальонов и отрядов партийно-советского актива. После оставления Риги важное значение приобрели Валмиера и Валка. Там формировались добровольческие отряды, куда включались советские активисты, успевших уйти из других городов и сёл Латвии.


Первыми в Валмиере и Валке организовались в батальон бывшие бойцы местной Рабочей гвардии. Прибывшие из волостей в Валмиеру люди были вооружены, распределены по взводам и размещены в школьном здании. Состав батальона наглядно характеризуется данными о 3-й роте, которой командовал председатель Розенского волостного исполкома Аугуст Корпс. Основу её составили розенские волостные активисты -- 47 человек, из которых 32 состояли прежде в Рабочей гвардии [19]. Бойцы батальона заняли позиции у города вдоль реки Гауи, а также несли патрульную службу.


В Валмиеру к этому времени прибыло много милиционеров из Риги и других мест Латвии. Под руководством заместителя народного комиссара внутренних дел Латвийской ССР по милиции Я. Пиесиса они были распределены по оперативным группам, по 30-50 человек в каждой. Эти группы на автомашинах и автобусах 2 и 3 июля 1941 г. выехали в Лимбажи, Руйиену, Цесис, Лудзу, Абрене, Илуксте, Апе и Мадону с задачей поддерживать там порядок.


В Лимбажи милиционеры (до 30 человек) и местные советские активисты (до 10 человек, в большинстве своём бывшие члены Рабочей гвардии, под руководством председателя Лимбажского горисполкома П. Закиса [20]) расположились в трёхэтажном здании на северной окраине города. Бойцы заняли позиции вокруг дома, в окнах были выставлены пулемёты.


В первой половине дня 4 июля к Лимбажи подошли две группы латышских националистов. Одна из них (от 50 до 100 человек [21]), состоявшая из саулкрастских и пабажских айзсаргов, двигалась по дороге из Саулкрасты, а вторая (более 20 человек) приближалась к городу со стороны Риги. Заняв находящиеся на северной окраине Лимбажи кладбище и народный дом, боевики пытались атаковать город, однако, встретив сильный огонь милиционеров и рабочегвардейцев, отступили. Завязалась упорная перестрелка. Прибывшие из Риги айзсарги захватили вокзал и начали наступление на милиционеров с южной стороны, но вскоре и они были вынуждены залечь под сильным пулемётным огнём.


Северная окраина Лимбажи стала местом жаркого боя. На помощь милиционерам из Валмиеры поспешил отряд (30 человек) латвийских пограничников во главе с майором Ольгертом Крастыньшем. Они ворвались в Лимбажи со стороны Цесисской улицы, отбили натиск националистов и помогли милиционерам выйти из города. В это же время со стороны Риги в город вошло подразделение военных моряков. Они выбили айзсаргов из здания вокзала. Продолжавшийся свыше шести часов бой закончился к 10-11 часам вечера. Под прикрытием темноты милиционеры, пограничники и моряки оставили Лимбажи и двинулись в северном направлении к Пярну.


7 июля севернее города Алуксне (посёлок Зиемери), рабочегвардейцы разгромили сильный отряд националистов, прибывших из Алуксне.

Ожесточённые схватки произошли вблизи местечка Рауна. Собравшиеся там антисоветские повстанцы производили нападения на небольшие группы бойцов Красной Армии. Рабочегвардейцы разогнали националистов и установили контроль над Рауной. Ветеран Альберт Паже вспоминал, как в Рауне, несколько человек из местной молодёжи хотели уйти вместе с отступавшими латышскими добровольцами: «Но родители категорически воспротивились. Как только мы ушли, айзсарги их арестовали, а потом повесили в присутствии родителей, затем казнили и их» [22]. После войны у развалин раунского замка была установлена памятная плита с 14 фамилиями казнённых.


Рауна, плита с именами казнённых советских активистов

В Цесисе и его округе до 11 часов 4 июля, порядок поддерживал Елгавский рабочий батальон. Рабочегвардейцы получили с военных складов 7 пулемётов, а в магазинах изъяли все велосипеды, что позволило создать маневренную роту велосипедистов [23].


Рабочие отряды в начале июля создавались в Валке. 30 июня 1941 г. секретарь ЦК КП(б) Латвии Я. Э. Калнберзин дал указание специально назначенной тройке (бывшие красные латышские стрелки -- заместитель председателя Совета Народных Комиссаров Латвийской ССР Роберт Кисис, ректор Латвийского государственного университета Янис Юргенс и инструктор ЦК КПЛ А. Яхимович) срочно сформировать батальоны с задачей обеспечить оборону города. В течение 1-3 июля были созданы три отдельных батальона и один особый отряд. Кроме того, к обороне Валки были привлечены ещё шесть отрядов, подошедших в эти дни к городу с юга. В каждом батальоне были созданы три роты, которые, в свою очередь, делились на три взвода, по 30-40 человек в каждом. 2 июля состоялись ротные собрания, на которых были избраны командиры и ротные политработники. На городском стадионе бойцы знакомились с устройством стрелкового оружия, обучались метанию гранат.


К 4 июля, вокруг Валки располагалось до 2700 бойцов, объединённых в десять отдельных батальонов и рот [24]. Эти подразделения должны были защищать город от регулярных войск противника. Кроме того, из Валки и других мест, в соответствии с указаниями директивного письма ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 29 июня 1941 г. партийным и советским организациям прифронтовых областей, в ещё не оккупированные районы Латвии был направлен ряд отрядов для вывоза материальных ценностей.


В ночь с 4 на 5 июля, после того как командование Северо-Западного фронта отдало войскам 8-й армии приказ отойти на новый рубеж Пярну-Вильянди-Тарту, советские части, а также и руководящие органы Латвийской ССР оставили Валку. Отряды партийно-советского актива и рабочие батальоны, располагавшиеся в этом районе, отошли на территорию Эстонской ССР. Отдельные подразделения покидали Видземе и в последующие дни -- 5-7 июля [25]. К 8 июля вся территория Латвии была оккупирована гитлеровскими войсками.

И.Н.Гусев, Э.А.Жагарс


(Продолжение следует)

[1] Правда. 1941. 25 июня; СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. (Краткая хроника). -- М., 1964. C. 12.

[2] Биленко С.В. Истребительные батальоны в Великой Отечественной войне. -- М., 1969. С. 119.

[3] ЛГА. Ф. РА-301. Оп. 1. Д. 40; Жубитис К. Гвардейцы Елгавы // На правый бой, на смертный бой. -- Рига, 1968. Т. 1. С. 31-44.

[4] По материалам интернет-сайта “Вече”: http://www.svoi.lv/index.php?lang=ru&level=2&cat2=887

[5] Савченко В.И. Латышские формирования Советской Армии на фронтах Великой Отечественной войны. – Рига, 1975. С. 24.

[6] ЛГА. Ф. РА-301. Оп. 1. Д. 98. Л. 39.

[7] Там же. Д. 35. Л. 23.

[8] На правый бой, на смертный бой. -- Рига, 1968. Т. 1. С. 47.

[9] ЛГА. Ф. РА-301. Оп. 1. Д. 34. Л. 48.

[10] Ривош Э. Записки. -- Рига, 2006. С.145.

[11] Борьба латышского народа в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945. -- Рига, 1970. С. 119-125; Борьба за Советскую Прибалтику в Великой Отечественной войне. 1941-1945. -- Рига, 1966. Кн. 1. С. 92-95; Булдыгин С. Борьба за Ригу в 1941 году. -- СПБ «Гангут», 2013; Интернет-сайт общественной организации «RIGA CV». http://www.myriga.info/rigacv/articles/nacalo_voini

[12] ЛГА. Ф. РА-301. Оп. 1. Д. 34. Л. 3-6.

[13] ЦАМО РФ. Ф. 8-й армии. Оп. 5554. Д. 34. Л. 34.

[14] Там же, Ф. 334. Оп. 5592. Д. 7. Л. 71.

[15] Там же.

[16] ЦАМО РФ. Ф. 125-й сд. Оп. 691930. Д. 1. Л. 7.

[17] Гальдер Ф. Военный дневник. -- М., 1971. Т. 3. Кн. 1. С. 69.

[18] Савченко В.И. Указ соч. С. 30.

[19] ЛГА. Ф. РА-301. Оп. 1. Д. 114. Л. 70.

[20] Савченко В.И. Указ соч. С. 32.

[21] Там же.

[22] Паже А. Мы всегда были со своей страной // Капиталист. 2003. № 6. Ноябрь.

[23] ЛГА. Ф. РА-301. Оп. 1. Д. 34. Л. 3-6.

[24] Там же. Д. 44. Л. 1-9.

[25] Там же. Д. 35. Л. 26-27.

Forgotten Regiments © 2020